Сергей Тушин
Ничто не важно - важно всё
Я и всадник

Сегодня утром, около девяти часов, я вышел из метро и зашагал по улице Вильгельма Пика, без особого удовольствия предвкушая скучные часы в университете. От нечего делать я посмотрел на небо. Красиво декабрьское небо в такие часы - часы, когда день уже наступил, но ночь ещё не ушла. Красиво оно было и в тот момент. Я залюбовался и несколько сбавил шаг.

Вдруг налетел сильный юго-западный ветер. Он рассеял тонкие облака, похожие на саван, и передо мной предстал месяц, прекрасный голубовато-белый месяц. Он был так прекрасен, что я остановился и хотел сфотографировать его. Но только я потянулся за телефоном, как новый неистовый порыв ветра снова закутал месяц в облачный саван.

Не знаю, почему, но в тот момент я подумал, что это эллинская богиня Геката дразнит меня. Или благословляет? Или проклинает? Я продолжил свой путь.

Возле ВГИКа месяц снова выскочил из-за облаков. Но нет, это был не месяц! Это был всадник в бело-голубом егерском мундире! Я сразу вспомнил дешёвые обои с изображениями сцен охоты, которыми когда-то давно была обклеена кухня в нашем доме. Он во весь опор мчался на своём тонконогом коне, одновременно убегая от меня и гонясь за мной. И я тоже побежал от него. И я тоже погнался за ним. Два раза он нырял в облака и два раза выныривал из них. И вот я выбежал на улицу Сергея Эйзенштейна. Всадник завис над ВВЦ, засмеялся, развернул коня и растворился в облаках.

Я был взволнован, буквально наэлектризован. Постояв полминуты и прокрутив в мозгу всё случившееся, я быстро зашагал к университету.

Возле незабвенного алкомаркета мне попался чёрный пёсик. Он знает меня и обычно приветствует, виляя облезлым хвостом. Но в этот раз пёсик убежал, едва завидев меня. Наверное, бессловесная тварь испугалась моей стремительной походки.

Через пару минут я достиг университета. Перед тем, как войти в здание, я ещё раз посмотрел на небо. Всадник стоял на облачном кургане и ехидно улыбался мне. И вот очередной порыв ветра скрыл его. Я несколько минут ждал возвращения странного всадника, но он не вернулся. Наверное, его призвал рог, возвестивший о начале охоты.

Такие вот дела.